АФИША НА СЕГОДНЯ / ЗАВТРА
Современный театр: как выбирать и как смотреть...
АФИША: Спектакли
Дата: 13.03.2015      Время: 19:00     Место: МТЮЗ     Категория:

Фото (с) Афиша.ru

Фото (с) Афиша.ru

 

Режиссер: Кама Гинкас.

Драматург: Еврипид (текстовая интерпретация Жана Ануя).

В ролях: Екатерина Карпушина, Игорь Гордин, Игорь Ясулович, Галина Морачева.

Продолжительность:  1 час 50 минут.

«На сцену вылился поток магмы. Когда он остыл, вокруг него выросла кухня — кафельные стены, в сгусток магмы вросла кухонная плита. Теперь кухня захирела, заросла хламом, и с первого взгляда на нее понятно: хозяйку кухни оставил ее мужчина — из крана течет прямо на пол, натекло Стигийское болото. Мир «Медеи», каким его создал художник Сергей Бархин, — это быт, возведенный на спящем вулкане.

Как и Бархин свою инсталляцию, Кама Гинкас собирает спектакль из противоположных стихий: когда ему требуется вулканический градус, он обращается к Сенеке, читавшему свою «Медею» кровавому императору Нерону; когда нужны обыденные обертоны — к французу Аную, в первой половине двадцатого века переложившему миф в понятиях современных людей. Гинкасу не интересны возможности трагедии как театрального жанра, не зря он отверг самую распространенную версию «Медеи», ­принад­лежащую Еврипиду, — она слишком эталонна, гладка, слишком активно тянет за собой культурные ассоциации. Камертоном к его «Медее» служит «Портрет трагедии» Бродского: «Раньше, подруга, ты обладала силой./Ты приходила в полночь, махала ксивой,/Цитировала Расина, была красивой./Теперь лицо твое — помесь тупика с перспективой».

Что в Медее тупик, а что перспектива — обыденность или разрушительное стихийное чувство — решать зрителю. Расклад сил таков: на одной чаше весов — Медея с ее переменчивым, безбрежным чувством; на другой чаше — трое: Кормилица (Галина Морачева), чья правда проста и человечна — был бы кусок хлеба да стакан вина перед сном, вот и счастье; Креонт (Игорь Ясулович) — государственник, для которого общественный порядок превыше любого чувства; в конце концов, Ясон, которого Игорь Гордин играет усталым яппи с пакетами из «Елисеевского», из одного свисает вязка сосисок, на ногах резиновые сапоги, чтобы не замочить ног в Медеином болоте. Екатерина Карпушина льнет к нему, стращает, умоляет, корчится в припадке желания, воет зверем, плачет как дитя — он лишь устало отражает ее атаки, наперед зная, что сейчас произойдет: она перережет глотки младенцам, а потом золотой птицей улетит в небеса. И ей, и ему, и зрителям, понятно, что эта резня и этот полет — символические акты: ее младенцы — не более чем резиновые пупсы, ее полет — всего лишь цирковой номер. Но в глазах Ясона при виде этих манипуляций застыл тысячелетний страх мужчины перед женщиной, которую он разлюбил»

(Елена Ковальская, «Афиша.ru»)


Загрузка карты ....

Предыдущая записьСкрипка Ротшильда Следующая записьНосферату
Яндекс.Метрика