АФИША НА СЕГОДНЯ / ЗАВТРА
Современный театр: как выбирать и как смотреть...

Текст: Василиса Козлова.

«Беккет» (реж. Мехди Фараджпур), Театральный центр на Страстном.

Фото (с) Театральный Центр на Страстном

Фото (с) Театральный Центр на Страстном

 

Второй раз на VII фестиваль «SOLO» привезли спектакль по пьесе Сэмуэля Беккета «Последняя лента Крэпа» . В прошлом году одноименный спектакль сыграл Боб Уилсон. В этот раз получилась очень своеобразная интерпретация под названием  «BECKETT». В роли режиссера, хореографа и актера выступил французский актер Мехди Фараджпур

Пока зрители постепенно входят в зал, спектакль уже идет. Создается впечатление его безвременности, бесконечности. Актер, тело которого полностью обмотано звуколентой, совершает ритмические движения в двух основных тематических цветах: красном (инфракрасные лучи) и белом. Привлекает внимание то, что из оригинального текста пьесы взяты только отдельные фрагменты, причем наиболее выразительные, как говорил в последствии сам создатель и актер спектакля. Таким образом, акцент был сделан именно на физическую составляющую — телесную пластику, которую дополняли звуковые и визуальные эффекты. Минимум декораций.

И все же, если проводить сравнение между «Беккетом» Фараджпура и «Последней лентой Крэпа»  Уилсона, между ними обнаруживается резкое различие как внешнего воплощения, так и внутренних задач. Спектакль Боба Уилсона был построен из различного рода эффектов и декораций. Благодаря им получилось чисто  театральное представление. «Беккет» же по своей форме, скорее, близок перформансу.

Перед нами человек в последние минуты своей жизни. Последний раз он снова и снова прокручивает записанные воспоминания. У Крэпа есть только он сам. Проведя всю жизнь в одиночестве, он смирился с тем, что у него есть только он. На экране повторяются две ключевые фразы: «Я вспоминал несколько дней, когда я был счастлив, но ощутив пламя, я не хочу к ним возвращаться», «Я  вернусь к себе, к Крэпу». Атмосфера спектакля пронизана духом одиночества и чувством приближения смерти. Ощущается тонкое балансирование на грани между жизнью и смертью. При этом Крэп не пытается удержать жизнь. Смерть для него высшее освобождение, хотя  в последние минуты жизни он будто становится механической плотью.

Необычным завершением была  встреча с Мехди Фараджпуром в режиме интервью. Нельзя сказать, что его ответы привнесли что-то неожиданное, что шло бы вразрез с впечатлениями и мыслями зрителей.  Несмотря на явное непонимание и недовольство в зале во время спектакля, Фараджпур отметил искреннее уважение к нему  со стороны зрителей и их глубокое понимание происходящего, что явилось результатом богатой традиции русского театра.

Предыдущая записьВладимир Берзин Следующая записьСоветы путешествующим театралам от Марины Давыдовой
Яндекс.Метрика